В полночь у подъезда большого каменного дома остановились два человека. Ночь была лунная, светлая, но кроны развесистых дубов бросали густую тень на стену и парадный вход дома. Тень скрывала лица и 42 страница

— Можно было обойти западный сектор, и все обошлось бы спокойно. Зачем лишний конфликт?

Знаменосец громко засмеялся:

— Пусть американцы знают, что хозяева в Германии — мы.

— Это верно, но следует быть осторожным, товарищ Вагнер.

Последнее слово заставило вздрогнуть Андрея и Алима.

— Ваша фамилия Вагнер? — спросил Грязнов, протискиваясь к знаменосцу.

Тот оглянулся и утвердительно кивнул головой:

— Вагнер... Карл Вагнер.

Андрей широко улыбнулся.

— Алим, это он...

И прежде чем Карл Вагнер смог что-нибудь понять, два молодых человека схватили его под руки и потащили в сторону. Он едва успел передать знамя товарищам. Начались вопросы, вопросы и вопросы: «Где отец? Как он? Вспоминает ли о В полночь у подъезда большого каменного дома остановились два человека. Ночь была лунная, светлая, но кроны развесистых дубов бросали густую тень на стену и парадный вход дома. Тень скрывала лица и 42 страница своих друзьях?».

Молодой Вагнер быстро сообразил, в чем дело. Он, в свою очередь, захотел узнать о Никите Родионовиче.

День прошел в оживленных разговорах. Карл Вагнер рассказал все самым подробным образом. Альфред Августович остался в своем доме. Сын уговорил. Уезжать в восточную зону Германии было бы неправильным. Не уходить от борьбы, а бороться за будущее, за единую Германию — вот долг каждого немца. Старик чувствует себя бодро и часто вспоминает далеких друзей. Остался в городке и Гуго Абих, он сейчас на партийной работе. Фель уехал в восточную зону Германии еще в мае 1945 года.

Карл Вагнер руководит областным комитетом Союза свободной немецкой молодежи В полночь у подъезда большого каменного дома остановились два человека. Ночь была лунная, светлая, но кроны развесистых дубов бросали густую тень на стену и парадный вход дома. Тень скрывала лица и 42 страница и во главе своей делегации прибыл в Берлин.

Внешне Карл мало походил на своего отца, только глаза были такие же ясные, правдивые. И горел в них тот же неугасимый огонек. Человек с таким взглядом мог пройти не только через кордон штуммовских полицейских, но и через любые преграды.

В Берлин съехались делегаты всех стран мира, из разных концов Германии пришли два миллиона юношей и девушек. Город превратился в огромный гудящий улей. Стройными колоннами шли юные защитники мира, неся знамена борьбы за свободу, за счастье, за солнечное будущее. Над морем голов поднимались портреты великого человека, призвавшего человечество к защите мира, — любимого В полночь у подъезда большого каменного дома остановились два человека. Ночь была лунная, светлая, но кроны развесистых дубов бросали густую тень на стену и парадный вход дома. Тень скрывала лица и 42 страница Сталина. Он улыбался, глядя на шагающую молодость.

Шествие двигалось к Трептовскому парку. Здесь на высоком постаменте высилась монолитная фигура советского воина-освободителя, держащего на руке спасенного от смерти ребенка. У ног воина лежала разбитая свастика — символ фашизма и войны. Тяжелый меч рассек ее и поверг впрах.



Солнце ярко освещало лицо воина. Оно было спокойно, величественно и мужественно. К подножию монумента тянулись тысячи рук, покрывая его живыми цветами, и на устах каждого, кто смотрел в лицо советского воина, была клятва. Она звучала на всех языках по-разному, но смысл ее был один — МИР!

КОНЕЦ

Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentaoxirhh.html
documentaoxiyrp.html
documentaoxjgbx.html
documentaoxjnmf.html
documentaoxjuwn.html
Документ В полночь у подъезда большого каменного дома остановились два человека. Ночь была лунная, светлая, но кроны развесистых дубов бросали густую тень на стену и парадный вход дома. Тень скрывала лица и 42 страница