ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек

Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек. Пока я не зашла в комнату, Эльф спал у нее на коленях. Увидев меня, он ускакал в другой конец комнаты и издал поток кошачьих ругательств из-под шкафа.

— Алекс ушел домой?

— Да. Он просил пожелать тебе спокойной ночи от его имени. Еще раз.

Они долго обменивались пожеланиями, выдавая все более и более дурацкий британский акцент, прежде чем я заставила Энджел пойти в кровать.

Я села на краешек, надеясь, что кровать не обвалится под моим весом. Все в комнате Энджел было маленьким, розовым и на вид очень хрупким.

— Весело было сегодня ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек, да?

Она кивнула, взмахнув светлыми кудряшками.

— Пирожные были очень вкусные. Наверное, потому что мы положили в них конфеты. В следующий раз надо будет положить сникерс.

Я живу с крошечной Мартой Стюарт[46].

— И тебе нравится Алекс, правда?

— Алекс мой друг. Он милый.

Я глубоко вздохнула и наклонилась к ней, чтобы не смотреть сверху вниз. Я должна была удостовериться, что она поняла.

— Если хочешь быть хорошим другом Алекса, ты должна пообещать, что никому-никому никогда-никогда не расскажешь, что он сегодня был здесь.

— Скаут, я умею хранить секреты.

— Но это большой секрет. И очень важный.

Настолько важный, что его ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек не стоило доверять первокласснице, но было уже слишком поздно.

— Я и раньше хранила большие и важные секреты.

— Например?

Я ожидала услышать, что ее лучшая подруга Кинси Джессап все еще смотрела Дашу-путешественницу[47].

Энджел картинно вдохнула и закатила глаза. Этот жест она подцепила от Джэйса.

— Если я тебе скажу, это уже не будут секретом.

Как я могла оказаться в ситуации, в которой так много зависело от умения моей младшей сестры держать рот на замке? Я должна была отправить Алекса домой в тот же миг, как увидела его на крыльце.

— Энджел, послушай... — Я закрыла глаза и мысленно прокрутила радугу. Талли научила меня этому приему ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек, когда у нее был период увлечения Нью Эйдж[48]. — Алекс... очень много значит для меня, — наконец сказала я. — И если кто-нибудь узнает, что он сегодня был здесь... или... ну ты знаешь...

— Ты поцеловала его?

— Да. Если кто-нибудь узнает об этом, я... мы, может быть, никогда его больше не увидим. Ему придется переехать очень-очень далеко.

Или произойдет кое-что похуже.

Она протянула руку и выставила вперед свой маленький розовый мизинчик, чтобы обернуть его вокруг моего. Самая священная клятва для шестилетнего ребенка.

— Я никому не скажу. Обещаю.

Я не сомневалась в ее искренности. Я сомневалась в ее умении ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек держать язык за зубами, поэтому следующие несколько дней, каждый раз, когда Энджел открывала рот, я ожидала, что правда вырвется на свободу. Но этого не произошло. Словно она забыла о случившемся. Спустя время я тоже начала так думать.

Как выяснилось, моя сестра настолько хорошо хранит секреты, что я даже не догадывалась об ее задумке, пока в следующий четверг она не попросила отвезти ее в парк Лендинг.

В Лейк Каунти парков больше, чем людей. Нельзя и пяти миль проехать и не наткнуться на уродливые коричневые знаки компании-застройщика, указывающие на очередное место отдыха. В большинстве из них были столики для пикника в ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек сияющих беседках, потрясающие игровые площадки и другие развлечения. Парк Лендинг в число таких мест не входил. В нем были двое качелей (одни из которых были сломаны еще во времена моего детства), ржавая горка и старый стол, в котором не хватало досок.



Туда не ходил никто, кроме всяческих наркодилеров.

— Это просто помойка, — сказала я, держа сестру за руку и аккуратно ведя ее по дорожке из щебня, чтобы она не наступила на осколки пивных бутылок, щедро рассыпанные между камнями. — Здесь всего одни качели и горка, на которую я тебя без прививки от столбняка не пущу.

Энджел как всегда проигнорировала меня ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек и рванула к качелям, а я присела за старый стол и старалась не отморозить пальцы. Через пять минут, когда я была готова объявить День веселья в отстойном парке закрытым, где-то недалеко остановилась машина.

Энджел добралась до красной «Тойоты» еще до того, как Алекс успел выйти.

— Что ты здесь делаешь? — сказала я, когда подошла к ним.

Алекс прекратил кружить Энджел и поставил ее на землю. Девочка продолжила крутиться, весело хихикая.

— Эм... ты меня сюда позвала.

— Типа во сне?

— Типа по смс.

Возникла неловкая пауза.

— Покажи телефон? — спросила я.

Во входящих у Алекса были сообщения от «Лиама», «Эш» (которые ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек я не стала читать, за что мне можно ставить памятник) и «Страшилы» (это, скорее всего, была я).

Я нажала на сообщение, пришедшее в три часа.

«Встреть миня в парке Ланден через час»

— Я, по-твоему, пишу с ошибками?

Это взволновало меня больше, чем то, что сообщение было отправлено не мной.

— Это смска. Их все пишут коряво. — Он сдвинул брови и забрал у меня телефон. — Если не ты ее отправила, то кто?

Я могла подумать только об одном человеке, у кого была такая возможность и мотивация. Я подошла к своей кружащейся неподалеку сестре.

— Энджел, ты украла мой телефон?

— Я его ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек одолжила, — ответила она, набирая скорость.

— Почему ты позвала сюда Алекса?

Она перестала крутиться и сразу же плюхнулась на землю.

— Потому что никто сюда не ходит. Мы можем тусоваться здесь, и никто никогда не узнает. Будто у нас есть секретный клуб.

Уже не в первый раз мне показалось, что у моей сестренки есть все зачатки будущего злого гения.

Клуб имени Милого Фиолетового Единорога, основанный и названный Энджел Софией Донован, собирался при первой же возможности. Мы разговаривали, пока Алекс качал Энджел на качелях или пока мы гуляли по лесным тропинкам, и она ехала у Алекса на плечах. Когда наступала пора возвращаться ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек, Энджел терпеливо ждала в машине, чтобы мы могли провести несколько минут наедине. Я чувствовала, что моя привязанность к заброшенному парку и сестре постепенно растет.

К наступлению марта я пребывала в состоянии постоянного блаженства. У меня был потрясающий парень, который носил меня на руках. Ладно, это был тайный парень, с которым меня никто не должен был видеть, но благодаря Энджел мы проводили вместе несколько вечеров в неделю. Мой последний год в школе подходил к концу, и количество домашней работы постепенно уменьшалось. Математика словно стала легче, ну, или, по крайней мере, я начала понимать хотя бы половину из того, о чем говорил мистер ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек Бек. И Тоби не забыл о частных уроках. Каждую пятницу я ездила на базу, где позволяла брату Чарли измываться над собой, после чего чувствовала себя сильнее и увереннее, чем когдалибо.

После одного особо тяжелого занятия Тоби оставил меня упражняться с грушей в наказание за очередной проигранный бой. Дверь была открыта, и через нее внутрь попадали первые лучи весеннего солнца. Ветерок пах дождем и землей. В моем плеере играла подходящая заводная песня, и вскоре я решила плюнуть на правила и добавила в свои упражнения несколько дополнительных движений бедрами и покачиваний. Я провела довольно красивый удар ногой с разворота ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек и, несколько раз закружившись, планировала ударить второго воображаемого противника правой рукой. Вместо этого мой кулак уперся в чью-то совсем не воображаемую грудь. Я издала девчачий вскрик и упала бы, если бы две сильные руки не ухватили меня за плечи и не удержали.

— Кто ты и что сделала с моей Скаут, которая не танцует?

Чарли стоял так близко, что я чувствовала запах его коричной жвачки. Я отошла, думая, насколько быстро может биться мое сердце, прежде чем остановится.

— Это был не танец, а новый стиль кэмпо[49].

Соврать было проще, чем признать, что я и в самом деле пыталась танцевать. Все знали ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек, что на танцполе я — катастрофа, несмотря на всю свою грацию. Махать в воздухе ногами или ходить по канату? Запросто. Но не просите меня танцевать. Талли, которая, несмотря на свои габариты, пляшет как Джинджер Роджерс[50], думает, что я чрезмерно помешана на правилах, чтобы позволить себе расслабиться. Я предпочитаю свою теорию о том, что мои бедра кривые и не могут правильно двигаться.

Конечно, Чарли и Джэйса это не касается, они просто будут стараться дразнить меня настолько долго, насколько возможно.

— Кэмпо, значит? — Чарли поднял бровь, что было совсем чуть-чуть сексуально. — Я не знал, что Боб Фосс[51] занимался единоборствами.

— Знаешь, Чак, когда ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек дело касается шуток, смелости тебе не занимать.

— Ты сомневаешься в моей мужественности, мисс Донован? Я могу легко показать тебе, насколько силен.

Я ухмыльнулась.

— Мечтай.

Чарли пригнулся и щелкнул пальцами, начиная обходить меня.

— Фосс и Вестсайдская история[52]? Что дальше, начнешь красить ногти и говорить о чувствах?

Он сделал выпад, и я отошла вправо, одновременно ставя ему подножку левой ногой.

— И это все, на что ты способен? — спросила я, когда он упал на маты. Я протянула руку, чтобы помочь ему подняться. — От тебя я ожидала большего.

Возможно, он не расслышал последних слов, так как я произнесла их уже в полете. Я перекатилась ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек, избегая Чарли, который хотел прижать меня к полу. В мгновение ока мы оба были на ногах.

В драке Чарли предпочитал грубую силу, а не скорость и ловкость. А еще он сдерживался и сильно недооценивал мои способности. Пару минут я копировала его стиль, давая надежду, что он может побить меня. Затем, когда он бил правой, я рванула вперед, вместо того чтобы отступить, и пнула его сзади по коленкам. Мой план включал в себя его падение, и я не собиралась оказаться прижатой к полу, но все равно как-то так получилось.

— Ну, кто теперь герой?

Чарли оперся на локти, чтобы окончательно ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек не раздавить меня.

— Ты, — ответила я, когда капля пота упала с его волос мне на лоб. — Ты такой сильный и мужественный, и потный, и фу.

Чарли глянул на меня хорошо знакомым взглядом.

— Потный, значит?

Затем он постарался обтереться об меня настолько тщательно, насколько возможно. В принципе, я понимала, что это не то, из-за чего можно было бы завестись, но какая-то часть меня была явно не против.

— Ты даже не пытаешься переубедить меня! — выдавила я между вздохами и смешками.

Чарли прекратил атаку, но продолжил нависать надо мной. Все, что я видела, — это его глаза цвета ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек зеленого луга.

— Скажи мне, какой я чистый и опрятный молодой человек.

— Ты знаешь, я не люблю врать.

Он придвинулся ко мне, хотя я и не представляла, что можно быть еще ближе, и игриво рыкнул на меня. Как я могла считать, что человек может издавать такие звуки? Жар исходил от его тела, и если бы я не знала о скором полнолунии, могла бы подумать, что у него поднялась температура. Я хотела злиться на него из-за настолько очевидных признаков его скрытой натуры, которую от меня всю жизнь скрывали. Может, и злилась, но эти эмоции перебивались более сильными.

Я лежала и смотрела в лицо ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек человека, которого знала всю жизнь, и я могла лишь думать о том, как долго я желала его.

Я чувствовала, как касаются наши тела, — его колени по сторонам от моих, его руки на моих запястьях, его правое бедро, легко коснувшееся моего левого. Я застыла на месте, не могла издать ни звука, не могла отвести взгляд.

В его глазах что-то изменилось. Игривость исчезла, ее заменило нечто более дикое.

«Ты знаешь, как я к ней отношусь»

Мой подбородок рефлекторно поднялся. Весь мир сузился до пространства между губами Чарли и моими. Мне стало интересно, каковы они на вкус. Они были ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек полнее губ Алекса. Это имеет значение?

Алекс.

И таким образом все было кончено.

— Дай мне встать. — Я пыталась быть игривой, но судя по тому, как Чарли отпрыгнул, у меня не вышло. — Мне надо в душ и домой, — сказала я, пытаясь исправить содеянное. — Мама ждет меня к обеду.

Что я делаю?

Я была с Алексом. Алексом, который любил меня, несмотря ни на что. Да, меня захватил момент с Чарли, но это не должно было повториться.

Кто знает, как отреагировал бы Чарли, если бы я не остановилась?

«Ты знаешь, как я к ней отношусь»

Эти слова могут значить что угодно ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек. Может, «я отношусь к ней как к сестре, которой у меня никогда не было», а может, «она бедняжка, которую я обязан пожалеть». Почему же я сразу решила, что он испытывает ко мне всамделишные чувства? Это было глупо.

Но тогда мне показалось, что ему бы хотелось, чтобы я его поцеловала. Или он меня.

Нет. Я не должна об этом думать.

Алекс. Я должна была думать об Алексе — о его улыбке, его запахе. Должна была думать обо всех причинах, по которым я его не заслуживаю, и добавить этот инцидент в сей отвратительно длинный список.

***

Следующим утром я приползла на кухню, страстно желая ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек выпить кофейку. Обычно я его терпеть не могла. Никакое количество молока, сахара или шоколада не скрывает неприятный для меня горький вкус. Но та ночь выдалась бессонной. Я вновь увидела сон про Алекса, озеро и ужасный шторм. Вся моя одежда промокла, а ветки хлестали так сильно, что после пробуждения я удивилась, не увидев царапин на руках и лице. Самое мерзкое то, что в этот раз я была виновата: я вызвала шторм и заставила Алекса страдать на том берегу. Мне не нужен был психолог, чтобы понять, что так проявилась моя подсознательная вина за случай с Чарли. Так как мой сон прервался между тремя ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек и пятью часами ночи, у меня было полно времени подумать об этом. Было бы прекрасно, если бы мои чувства к Чарли исчезли, и я стала относиться к нему как к двоюродному брату.

Но я хорошо знала себя, чтобы понимать, что так легко не отделаюсь.

Мне пришлось бы выбрать второй вариант: избегать Чарли. Я бы не стала с ним почти целоваться, если бы не проводила с ним время. Это было бы очень легко, так как он учился за сотни миль отсюда. Мне пришлось бы прилагать усилия только на редких праздниках и выходных.

Остановившись в дверном проеме, я ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек осознала критический недостаток моего замысла.

— Она уверена, что они там? — спросил Чарли. Он чем-то чавкал. Скорее всего, хлопьями из пачки, которую я спрятала для себя.

— Да, она видела пару дней назад, — сказал Джэйс. Он находился ближе к двери, скорее всего, сидел на комоде. — Она указала на место между Пеликаньей бухтой и доками у шоссе.

— Нам придется пойти сразу после заката.

Я услышала нечто подозрительно напоминающее звук насыпаемых в тарелку хлопьев.

— Тоби будет ждать нас на рассвете. Если он узнает о нашем плане, будет в ярости.

— Если на этот раз мы окончательно избавимся от них, оно того стоит.

Нет ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек. Они просто не могли говорить о том, о чем, как я подумала, говорят. Но само собой, это было так. Есть только один... ну, два человека, от которых есть резон избавляться в полнолуние.

Мой брат собирался что-то сделать с Алексом.

Хорошо, что я не успела ничего съесть. Учитывая, что у меня внутри все сжалось, завтрак вернулся бы обратно. Только через пару секунд я поняла, что все звуки на кухне стихли. Все, что я слышала, — это звон в своих ушах.

— Скаут?

Алекс говорил, что в день перед полнолунием он может услышать биение каждого сердца в целом классе. Джэйс и Чарли точно знали ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек, что я здесь и что мое сердце готово выскочить из груди. Открывая дверь на кухню, я обязана была придумать для этого достоверную причину.

Как я и предполагала, одетый в пижаму Джэйс сидел на комоде, свесив ноги вниз. Чарли развалился в кресле, рядом с ним лежала пустая коробка от хлопьев. Я сразу же скрестила руки на груди — моя ночнушка почти не оставляла места для воображения.

— Я не знала, что Чарли здесь, — сказала я, не пытаясь скрыть дрожь в голосе. Неловкость после вчерашнего случая прекрасно подошла в качестве объяснения моему состоянию. Даже врать не пришлось.

— Сегодня мы идем в ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек поход.

Ага, поход. С превращением в койотов и убийством моего парня. Самый обычный поход.

Спокойно, Скаут. Ты справишься.

— Поход? В марте?

— Ну, мы же мужики. — Улыбка Чарли заставила уголки моего рта непроизвольно приподняться.

— Что-то я нечасто вижу доказательства данного утверждения.

Выражение лица Чарли стало каким-то зверским.

— Тебе вчерашнего не хватило, Скаут?

В его исполнении обычная угроза выглядела как подкат.

И, несмотря ни на что, да, мне не хватило. Его губ, его рук, кадыка... У него изумительный кадык. Я все еще пыталась подобрать слова, когда что-то упало мне на голову. Сорвав нечто, я поняла, что это мамин свитер. Джэйс, наверное ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек, открыл ящик комода и вытащил первое, что попалось под руку.

— Ты так замерзнешь, — холодно сказал Джэйс.

Свитер был мне мал и узок в рукавах, но я смогла согреться и взять под контроль свои гормоны.

— А почему ты здесь? — спросила я Чарли. — Разве ты не должен проводить весенние каникулы в Майами с Декабриной, или как ее там зовут?

Конечно, я знала, что ее зовут Январина, но мне про нее сообщил Джэйс, и только потому, что я прямо его спросила. Так как Чарли не посчитал нужным сообщить, что у него есть девушка, я была не обязана правильно называть ее имя ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек.

Чарли с неким раздражением бросил взгляд на Джэйса и добавил:

— Мы улетаем в понедельник. Я обещал Джэйсу поход.

Ну да, ну да. Что скажет мисс Месяц-Вместо-Имени, когда Чарли исчезнет на всю ночь, прямо посреди романтической поездки. А еще ему будет сложно напасть на моего парня, находясь в другом штате.

Пока я рыскала по шкафам в поисках печенья, Чарли задавал мне всякие вопросы о школе и о жизни. Мне хотелось рассмеяться над абсурдностью ситуации. Как мы могли вот так вот просто сидеть, завтракать и беседовать? Пять минут назад они планировали нападение! Ну как можно так быстро отвлекаться?

— Куда ты ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек? — спросил Чарли, когда я попыталась покинуть кухню с клубничным печеньем в одной руке и чашкой булькающей жидкости в другой.

— Я планирую посетить бутики на бульваре Сансет[53], а затем отправиться в Шато Мармон[54], где стану лежать у бассейна, а Дженсен Эклс[55] будет кормить меня виноградом.

— Сансет переоценивают, а виноград ты не ешь. Останься.

Ужасно, но часть меня хотела именно этого.

— Не могу. У меня... много дел.

Я выбежала из комнаты до того, как Чарли успел ответить, потому что, задержись я еще хоть на секунду, он бы убедил меня.


documentaoygvzl.html
documentaoyhdjt.html
documentaoyhkub.html
documentaoyhsej.html
documentaoyhzor.html
Документ ГЛАВА 13. Той ночью я обнаружила Энджел зарывшейся в гору пушистых розовых подушек