Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание

Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание, которое крепко обосновалось в Мистик Фоллс и отказывалось отступать. Дамы в середине дня ходили в шерстяных накидках и шалях, а вечера были пасмурными и беззвёздными. Работники в полях беспокоились о ранних заморозках. Впрочем, всё это не останавливало людей, живущих во многих городах до самой Атланты, от приезда в город на бал. Пансион для гостей был полон, и весь город был пропитан духом карнавала в последние дни подготовки к вечеру.
Деймон снова был в Веритас-Эстейт, его загадочное пребывание с отрядом солдат закончилось. Я не сказал ему, что мы с Кэтрин идем на Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание Бал Основателей вместе, а он так и не спросил. Вместо этого я занял себя работой, чувствуя возродившуюся во мне решительность наследовать поместье. Я хотел доказать отцу, что я серьёзен по поводу Веритас-Эстейт, готов повзрослеть и занять своё место в мире. Он доверял мне больше ответственности, позволял проверять книги счетов и даже предложил мне съездить в Ричмонд с Робертом, чтобы посетить аукцион домашнего скота. Я мог представить свою жизнь через десять лет. Я управляю поместьем, а Кэтрин заботится о доме, принимает гостей и временами вечером играет с отцом в карты.
В вечер бала Альфред постучал в мою дверь.
- Сэр? Необходима Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание ли вам помощь? – спросил он, когда я распахнул дверь.
Я взглянул на своё отражение в зеркале. Я был одет в чёрный пиджак с длинными фалдами и галстуком, с волосами, зализанными назад. Я выглядел старше и более уверенно.
Альфред проследил за моим взглядом.
- Смотритесь элегантно, сэр, - заверил он.
- Спасибо. Я готов, - сказал я, сердце трепетало от волнения. Последнюю ночь Кэтрин беспощадно издевалась надо мной, не давая ни одной подсказки о том, что она собирается надеть. Я уже не мог дождаться, чтобы увидеть её. Я знал, что она будет самой красивой девушкой на балу. А что более важно, она будетмоей.
Я Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание спустился вниз по лестнице, чувствуя облегчение от того, что Деймона невозможно было нигде найти. Я всё придумывал, придёт ли он на Бал Основателей с кем-то из своих армейских друзей или, может, с одной из городских девчонок. Последнее время он всё время находился в каком-то отдалении, по утрам его вообще не было видно, а вечера он проводил в таверне.
Снаружи лошади цокали копытами на подъезде к дому. Я забрался в ожидающую меня карету, которая тотчас поехала, сопровождаемая стуком копыт, к каретному двору.
Я выглянул в окно и заметил Кэтрин и Эмили, стоявших у парадного входа. Эмили была в простом Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание чёрном шёлковом платье, но Кэтрин…
Я вынужден был вжаться в спинку сиденья, чтобы не выпрыгнуть из движущейся кареты. Её платье было изумрудно-зелёного цвета, плотно облегающее талию и плавно подчёркивающее бедра. Корсет, низкий, с глубоким вырезом и туго затянутый, обнажал её кремово-белую кожу, а её волосы были собраны наверх, открывая её изящную, словно лебединую, шею.
В ту же секунду, как Альфред натянул поводья, я открыл дверь кареты и выпрыгнул наружу, широко улыбнувшись, когда Кэтрин поймала мой взгляд.
- Стефан! – выдохнула она и, слегка приподняв свои юбки, плавными шагами спустилась с лестницы.
- Кэтрин, - я мягко поцеловал её в Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание щёку перед тем, как подать ей руку. Вместе мы развернулись и пошли к карете, около которой стоял Альфред и держал для нас открытую дверь.
Дорога в Мистик Фоллс была наполнена незнакомыми экипажами всех форм и размеров, направлявшихся к особняку Локвудов в дальнем конце города. Я почувствовал нервную дрожь предвкушения. Я в первый раз сопровождал девушку на Бал Основателей. В прежние года я проводил большинство таких вечеров, играя в покер с друзьями. И неизменно случалось что-нибудь катастрофическое. В прошлом году Мэттью Хартнетт напился виски и случайно отвязал лошадей от родительской кареты, а два года назад Натан Лейман серьёзно подрался Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание с Грантом Вандербильтом, и оба закончили со сломанными носами.
Мы не спеша проделали свой путь к поместью, наконец добравшись до парадного входа. Альфред остановил лошадей и дал нам выйти. Я сплёл свои пальцы с пальцами Кэтрин, мы вместе прошли через открытые двери и направились в обеденный зал.
Комната с высокими потолками была освобождена от всей мебели, а свет свечей придавал тёплое, загадочное сияние стенам. Группа в углу играла ирландские танцы, и многие пары уже начали танцевать, хотя вечер только начался. Я сжал руку Кэтрин, и она улыбнулась мне.
- Стефан! – от неожиданности я резко развернулся и увидел мистера и Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание миссис Картрайт. Я тут же отпустил руку Кэтрин.
Глаза миссис Картрайт были красными, и она порядком исхудала с тех пор, как я видел её в последний раз. Что касается мистера Картрайта, то он постарел лет на десять. Его волосы были белоснежными, а передвигался он с помощью трости. Оба носили лиловые веточки вербены – пучок торчал из нагрудного кармана мистера Картрайта, ещё цветы были вплетены в шляпу миссис Картрайт – но, кроме этого, они были одеты полностью в чёрное, в знак траура.
- Мистер и миссис Картрайт, - сказал я, у меня сжалось сердце от чувства вины. По правде говоря, я почти забыл, что Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание мы с Розалин были помолвлены. – Я рад видеть вас.
- Ты мог бы увидеться с нами раньше, если бы пришёл нас навестить, - ответил мистер Картрайт. Он смог немного скрыть презрение в своём голосе только когда его взгляд остановился на Кэтрин. – Но я конечно понимаю, что ты пребывал в таком же глубоком… горе.
- Теперь я точно приду, потому что отныне знаю, что вы принимаете гостей, - сказал я смущенно, оттягивая воротник, который внезапно показался слишком тугим для моей шеи.
- Нет нужды, - с презрительным холодом ответила миссис Картрайт, потянувшись к своему рукаву, чтобы достать носовой платок.
Кэтрин мягко обхватила её руку. Миссис Картрайт опустила взгляд Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание с выражением шока на лице. Дурное предчувствие прошло через всё мое тело, и я боролся с желанием встать между ними и защитить Кэтрин от её гнева.
Но тут Кэтрин улыбнулась, и к моему великому удивлению, оба Картрайта улыбнулись в ответ.
- Мистер и миссис Картрайт, я так сочувствую вашей потере, - сказала она с теплотой, удерживая их взгляды. – Я потеряла своих родителей во время осады Атланты, и я знаю, как это тяжело. Я не очень хорошо знала Розалин, но я точно знаю, что она никогда не будет забыта.
Миссис Картрайт шумно высморкалась, глаза её влажно заблестели.
- Большое спасибо, дорогая, - благоговейно произнесла она Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание.
Мистер Картрайт похлопал жену по спине.
- Да, благодарю, - он повернулся ко мне, и сочувствие заменило презрение, наполнявшее его глаза несколькими секундами ранее. – И пожалуйста, позаботься о Стефане. Я знаю, что он страдает.
Кэтрин улыбалась, пока эта семейная пара снова слилась с толпой.
Я разинул рот от изумления.
- Ты внушила им? – спросил я, слова прозвучали довольно резко в моих устах.
- Нет! – Кэтрин приложила руки к сердцу. – Это была любезная, старомодная доброта. А теперь давай танцевать, - и она потащила меня в огромный бальный зал. К счастью, танцевальная площадка была заполнена до отказа, и освещение было неярким, так что Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание было почти невозможно разглядеть в толпе конкретных людей. Гирлянды цветов свисали с потолка, мраморный пол был начищен до блеска. Воздух был горячим и приторным, наполненный ароматами сотен соревнующихся парфюмов.
Я положил руку на плечо Кэтрин и попытался расслабиться в вальсе. Но я всё ещё чувствовал себя на нервах. Разговор с Картрайтами расшевелил мою совесть, заставляя меня чувствовать себя косвенно предающим память о Розалин, а также Деймона. Предал ли я его каким-то образом, не сказав ему, что мы с Кэтрин будем на балу вместе? Была ли неправильной моя благодарность за его долгие отлучки?
Группа перестала играть, и, пока женщины Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание поправляли платья и снова хватали за руки своих партнёров, я направился к столу с закусками в углу зала.
- Ты в порядке, Стефан? – спросила Кэтрин, плавными шагами последовав за мной, беспокойные складки пролегли на её очаровательном лбу.
Я кивнул, но не остановился.
- Просто пить хочу, - солгал я.
- Я тоже, - она выжидающе встала рядом со мной, пока я наливал тёмно-красный пунш в бокалы.
Я передал ей стакан и стал наблюдать, как она пьёт большими глотками, представляя себе, будто это выглядело так же, как если бы она пила кровь. Когда она поставила бокал на стол, едва заметные следы красного напитка остались вокруг её Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание рта. Я не смог удержаться. Указательным пальцем я вытер каплю с её дугообразных губ. Потом я положил палец себе в рот. На вкус оказалось сладким и вяжущим.
- Ты уверен, что с тобой всё в порядке? – переспросила Кэтрин.
- Я беспокоюсь о Деймоне, - признался я, наливая себе ещё один стакан пунша.
- Это почему? – на лице Кэтрин отразилось неподдельное замешательство.
- Из-за тебя, - ответил я просто.
Кэтрин забрала у меня бокал и увела от стола.
- Он для меня как брат, - сказала она, взяв моё лицо в свои руки и поглаживая по лбу, - а я ему словно младшая сестрёнка. И ты знаешь Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание это.
- Но всё то время, пока я болел? Когда ты и он были вместе? Это выглядело так…
- Это выглядело так, будто мне нужен был друг, - решительно ответила Кэтрин. – Деймон кокетливый. Он не хочет навязываться мне так же, как и я не хочу навязываться ему. Ты – моя любовь, а Деймон – мой брат.
Везде вокруг нас пары кружились в полутьме, опускаясь и поднимаясь в такт музыке, весело смеялись шуткам, которые нельзя произносить громко, и выглядели так, будто в мире не существовало никаких забот. Они тоже переживали о нападениях, войне и своём большом горе, но всё же они смеялись и танцевали. Почему я не Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание мог поступать так же? Почему я всегда сомневался в себе? Я взглянул на Кэтрин. Тёмная кудряшка выбилась из её высокой причёски. Я убрал прядь ей за ухо, наслаждаясь шелковистой мягкостью её волос между моими пальцами. Страстное желание пронеслось сквозь меня, и когда я заглянул в её глубокие карие глаза, все мои ощущения вины и тревоги испарились.
- Мы будем ещё танцевать? – спросила Кэтрин, прижав мою руку к своей щеке.
В ликующем бальном зале я разглядел отца, мистера Картрайта и вечно покоящихся в дальнем углу Основателей, которые всё время что-то недовольно нашёптывали друг другу.
- Нет, - хрипло шепнул я. – Давай пойдём Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание домой.
Я обхватил плечо Кэтрин, и мы закружились вокруг танцевальной площадки, пока не достигли кухни, где слуги были заняты подготовкой закусок и коктейлей. Взявшись за руки, мы промчались сквозь кухню – больше для того, чтобы смутить прислугу – и вышли через заднюю дверь.
Мы бросились в ночь, не замечая холодного воздуха, громких звуков смеха, доносящихся из особняка, и того факта, что мы сбежали с общественного мероприятия года.
Карета была привязана неподалёку от конюшни Локвудов. Альфред, без сомнения, играл в кости с другими слугами.
- После Вас, моя леди, - сказал я, поднимая её за талию, и усаживая на пассажирское место. Сам я поднялся Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание на место кучера и щёлкнул хлыстом, который тут же побудил лошадей застучать копытами в сторону дома.
Я широко улыбнулся Кэтрин. Перед нами лежал целый вечер свободы, и это действовало опьяняюще. Никакой необходимости красться в гостевой домик. Никакой нужды незаметно огибать слуг. Только лишь часы непрерывного блаженства.
- Я люблю тебя! – заорал я, но ветер украл мои слова, как только они слетели с губ. Я вообразил, как они путешествуют вместе с бризом, плавают по всему миру, пока каждый человек в каждом городе не узнает о моей любви.
Кэтрин встала в карете, волосы неистово хлестали её по лицу.
- Я тоже Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание тебя люблю! – крикнула она, и, заливаясь смехом, рухнула на сиденье.
К тому времени, как мы вернулись поместье, мы оба были взмокшими и краснощёкими. В ту же секунду, что мы добрались до комнат Кэтрин, я стянул платье с её стройного тела и, одержимый своей страстью, осторожно провёл зубами по её шее.
- Что ты делаешь? – она отступила назад и внимательно смотрела на меня.
- Я просто…
Что я делал? Притворялся? Пытался играть в то, что мы с Кэтрин одинаковые?
- Я думаю, я просто хотел знать, что ты чувствуешь, когда ты…
Кэтрин прикусила губу.
- Может когда-нибудь ты и поймёшь, мой невинный, милый Стефан Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание, - она откинулась на кровать, разбросав свои кудряшки по белоснежной пуховой подушке, - но прямо сейчас, всё, чего я хочу, это ты.
Я лёг рядом с ней на кровать, очертил указательным пальцем линию её подбородка и затем прижался к ней губами. Поцелуй был таким нежным и чутким, что я почувствовал, как её сущность объединилась с моей, создавая силу большую, чем мы сами. Мы исследовали тела друг друга как будто бы в первый раз. В тусклом свете её комнаты я никогда не был уверен, где кончалась реальность и начинались мои сны. Там не было позора, не было ожиданий, только страсть, желание Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание и чувство опасности, таинственное, прекрасное и всепоглощающее.
Той ночью, я позволил Кэтрин поглотить меня полностью и требовать полного мной обладания. Я с удовольствием подставил свою шею, если это значило, что мы сможем быть объединёнными в этом объятии всю вечность.




documentaoxpuez.html
documentaoxqbph.html
documentaoxqizp.html
documentaoxqqjx.html
documentaoxqxuf.html
Документ Глава 22. Неделя Бала Основателей принесла с собой резкое похолодание